суббота, 21 мая 2011 г.

Блеск и нищета минимализма в России

Минималистское направление в музыке зародилось в начале 60-х годов в США. Официальной датой зарождения считается 8 ноября 1964 года, когда в San Francisco Tape Music Center (сейчас Mills College) состоялась премьера In C (В до-мажоре) Терри Райли. В исполнении первого минималистского сочинения помимо автора принимали участие такие небезызвестные сейчас персоналии, как Стив Райх, Йон Гибсон, Полин Оливерос и Мортон Суботник. Сам термин «минимализм», впрочем, появился позднее – в 1968 году. В одном из номеров британского журнала The Spectator в обзоре The Great Digest Корнильеса Кардью Майкл Найман впервые использовал слово, оказавшееся настолько звучным, что даже вопреки активному сопротивлению многих участников движения (того же Филипа Гласса), стало его официальным наименованием.

В 60-х годах минимализм – это ещё андеграундная часть музыкальной культуры. Первые концерты минималистской музыки в Нью-Йорке проходят не в специализированных концертных залах, а в галереях современного искусства – вроде сегодняшнего московского Винзавода. Такие галереи зачастую находятся на чердаках офисных или многоквартирных зданий. Первым слушателям минималистской музыки, чтобы попасть на концерт, приходилось подниматься пешком на пятый этаж без лифта, сидеть во время концертов приходилось прямо на полу.

На концерте Philip Glass Ensemble в 1970 году

Естественно, что за пределами узкого круга увлечённых и уж тем более за «железным занавесом» соцлагеря минималистская музыка была известна крайне мало. Однако, уже в конце 60-х годов пластинка с записью In C попадает в руки Эдисона Денисова. Денисов минимализм вполне естественно не понял и не принял, а саму пластинку с напечатанными на обложке нотами отдал Алексею Любимову. Результатом этого стало исполнение In C Любимовым совместно с другим авангардным музыкантом Марком Пекарским в 1969 году в здании на углу Малой и Большой Бронной улиц в зале бывшей синагоги, где тогда функционировал профсоюзный Дом самодеятельного творчества. Послушать первый в СССР концерт минималистской музыки пришли немногие, но среди пришедших были Альфред Шнитке и София Губайдулина. Тридцать лет спустя исполнение In C в ДОМе повторится при полном аншлаге – на этот раз с участием самого композитора.

Следующее поколение советских людей будет жить при минимализме... 

Было бы неправдой сказать, что тот первый исторический концерт в ДОМе – тогда ещё просто Доме – вызвал сколько-нибудь сильный резонанс в музыкальной культуре СССР. Ни Губайдулина, ни Шнитке, ни другие видные представители советского музыкального авангарда минимализма не приняли, а многие современные российские минималисты тогда были ещё слишком малы, чтобы ходить по концертам. Так один из сильнейших современных российских композиторов, «русский Терри Райли», Антон Батагов появился на свет в 1965-ом – на следующий год после зарождения минимализма.

На несколько лет всё замирает, пока в переломном 1976-ом, в год, когда широкая публика в Европе и Америке, впервые открыв для себя минимализм, рукоплескала Филипу Глассу с его оперой Эйнштейн на пляже, а Майкл Найман создавал Campiello Band (в последствии Michael Nyman Band) и делал первые шаги на пути композиторского творчества, за «железным занавесом» социалистического лагеря ни произошло сразу несколько знаменательных событий. В Эстонии после второго периода творческого молчания в музыку окончательно возвращается композитор Арво Пярт со своим новым сочинением Für Alina, чрезвычайно далёким от его предыдущих атональных работ. По другую сторону границы поляк Хенрык Гурецкий представляет свою самую известную Симфонию печальных песен, в которой отказывается от атональности во имя утверждения новой простоты в музыке. В том же 1976-ом году московский композитор Владимир Мартынов отворачивается от идей советского музыкального авангарда в сторону минималистской музыки.

Впрочем, ни Гурецкий, ни Пярт себя минималистами не считали (Пярт назвал свой новый музыкальный стиль tintinnabuli от латинского слова tintinnabulum – колокольчик), а Мартынов через два года вообще отошёл от композиторской деятельности, полностью посвятив себя религии. Настоящим началом минимализма в России можно считать 1984-ый год, когда Мартынов снова возвращается к сочинительству, представив свой Opus post I, как утверждение нового музыкального стиля и новой музыкальной философии. Начиная с того времени и по сегодняшний день минималистское движение в России в основном концентрируется вокруг него и Культурного Центра ДОМ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий